Главная / Публикации / Статьи / Развитие телеграфной связи на Кольском Севере в конце XIX - начале XX вв.

Развитие телеграфной связи на Кольском Севере в конце XIX - начале XX вв.

  Во второй половине XIX – начале XX вв. в России получает широкое распространение электромагнитный телеграф – средство связи, обеспечивавшее качественно новый уровень передачи информации на расстояние. Развитие телеграфной сети представляло собой сложный процесс, имевший отчетливо выраженную региональную специфику. Его изучение на сегодняшний день далеко не окончено, многие вопросы еще не получили должного освещения в литературе. Одному из таких вопросов – появлению и развитию телеграфа на территории Кольского полуострова – посвящена настоящая статья.

  Можно отметить две работы, авторы которых уделяют внимание развитию телеграфной связи на Кольском Севере1. Г. П. Попов и Р. А. Давыдов, опираясь преимущественно на материалы региональной периодики, рассматривают предысторию сооружения так называемой Мурманской телеграфной линии, ход строительства и особенности ее дальнейшего использования, в частности, с целью развития рыбных промыслов. В фундаментальной монографии М. С. Высокова кратко изложены причины и особенности проведения телеграфной линии на Мурманское побережье в 90-е годы XIX в. Очевидно, авторы указанных трудов не ставят целью детальное рассмотрение интересующего нас вопроса и изучают его лишь в контексте решения более общих проблем.

 Основными источниками для написания статьи послужили материалы трех архивов: Государственного архива Архангельской области, Государственного архива Мурманской области и Санкт-Петербургского филиала Архива Российской академии наук. Ценные сведения удалось обнаружить и в одном из официальных изданий – «Почтово-телеграфном журнале».

  Электромагнитный телеграф был изобретен в 30-е годы XIX в. и сразу получил широкое распространение в Европе и США, что было связано прежде всего с потребностью бурно развивавшейся капиталистической экономики стран Запада в надежной оперативной связи. В России первые телеграфные линии были построены в 1840-х годах, но масштабные работы по развитию телеграфного сообщения начались только в первой половине 1850-х годов под влиянием Крымской войны. В 1854-1855 гг. телеграф соединил Санкт-Петербург с Варшавой, Киевом, Одессой, Симферополем, Гельсингфорсом, Ревелем и Ригой.

 Необходимость освоения огромной территории Российской империи, укрепления обороноспособности страны и совершенствования государственного управления требовала дальнейшего развития телеграфной сети. Уже в 60-е годы телеграф пришел не только во все губернские города, в том числе в Архангельск, но и во многие уездные центры Европейской России2. В тот же период развернулось строительство Амурского и Сибирского телеграфов, в результате чего к 1871 г. в телеграфную сеть оказались включены тер-ритории Сибири и Дальнего Востока. В 70 – 80-е годы в целом завершилось строительство телеграфных линий в Средней Азии. К началу 1890-х годов телеграфная связь проникла практически во все регионы Российской империи, в том числе в самые отдаленные. Тем удивительнее тот факт, что на территории Кольского полуострова, расположенного сравнительно недалеко от центра страны, имевшего общую границу с Норвегией и выходы к морю, телеграфа не было.

  Причину этого, на наш взгляд, следует искать в общем направлении политики российского правительства в области освоения Севера Европейской России в 60 – 80-е годы XIX в. Правящие круги в тот период не видели необходимости в крупных государственных инвестициях в инфраструктуру малонаселенного края с суровыми климатическими условиями, преобладало мнение о том, что в случае реализации масштабных проектов средства будут потрачены напрасно. Поэтому на Севере долгое время не строились железные дороги, не проводились модернизация имеющихся портов и сооружение новых, а телеграфная связь развивалась крайне медленно. Сохранившаяся в Государственном архиве Архангельской области переписка архангельских губернаторов с местными и центральными органами управления телеграфом показывает, что инициативы губернских властей в деле телеграфного строительства не поддерживались правительством3. На Мурманском направлении телеграфная линия только в 1892 г. была доведена до г. Кеми.

 Проведение телеграфа от Кеми до Колы и Екатерининской гавани и далее вдоль Мурманского побережья  стало возможным лишь с изменением правительственной политики в начале 1890-х годов. В основе такого изменения лежала выдвинутая министром финансов  С.Ю. Витте программа экономического освоения Севера Европейской России, основные положения которой были сформулированы Витте во «всеподданнейшем» докладе Александру III по результатам поездки министра на Север летом 1894 г.4  Целью поездки было решение вопроса о необходимости сооружения крупной военно-морской базы на Мурманском побережье. С. Ю. Витте выступил как решительный сторонник создания опорного пункта российского военного флота на Мурмане. В то же время министр финансов понимал, что для реализации этого замысла требуется предпринять целый ряд мер экономического характера для оживления северных территорий. Улучшение инфраструктуры – строительство железных дорог, модернизация Архангельского порта, развитие линий связи – являлось первоочередной задачей. В этой связи С. Ю. Витте особо отмечал необходимость создания телеграфа на территории Кольского полуострова5.

 Инициативы министра финансов были полностью поддержаны местной губернской администрацией, в том числе в вопросе о строительстве Мурманской телеграфной линии. Архангельский губернатор А. П. Энгельгардт считал, что «одним из главных тормозов для усиления колонизации Мурманского берега и для развития и усовершенствования местных рыбных промыслов является отсутствие возможно быстрых сношений как между отдельными промысловыми пунктами, так и с главными центрами сбыта предметов промысла»6. Необходимость сооружения телеграфной линии на Мурмане прекрасно осознавалась современниками7. Многие авторы указывали, в качестве примера, на соседнюю Норвегию, где уже с 1870-х годов в схожих географических условиях действовали линии берегового телеграфа, оказывавшие существенную поддержку рыбопромышленникам8.

 Строительство сети телеграфных линий на Кольском полуострове заняло около 13 лет и велось в три этапа. На первом – в 1895-1897 гг. – были построены линии Кемь - Кандалакша – Кола, участок Кола – Екатерининская гавань и телеграф на Мурманском побережье – до границы с Норвегией на западе и до становища Гаврилово на востоке.

 Решение о проведении Мурманского телеграфа9 было принято в 1894 г., непосредственно после поездки С. Ю. Витте на Север. По смете на 1895 г. предполагалось выделить 500 тыс. руб. на это сооружение, однако после проведенных изысканий эта сумма была сокращена до 260 тыс. руб.10 Для обсуждения вопроса о телеграфном строительстве создавалась особая комиссия из представителей Министерства финансов, Государственного контроля, почтово-телеграфного ведомства под председательством А. П. Энгельгардта. В состав комиссии входил и начальник Архангельского почтово-телеграфного округа11.

 Строительство телеграфа на Кольском Севере проходило в сложных природно-климатических условиях. На участках Кемь – Кандалакша и Кандалакша – Кола одной из главных трудностей, с которыми пришлось столкнуться производителям работ инженерам А. А. Новицкому, Н. Н. Менделееву и рабочим, являлся непростой рельеф местности. Обилие мелких речек и ручьев, болот, каменистый грунт заставляли обращать особое внимание на установку телеграфных столбов, их укрепление. Строители линии в качестве меры, сокращающей количество искусственных столбов, приняли решение использовать по возможности живые деревья для подвески телеграфного провода. Инженер Н. Н. Менделеев, руководивший строительством на участке Кандалакша – Кола, особо отмечал, что «живые деревья надо оставлять везде, где только это окажется возможным»12. На участке Кемь – Кандалакша живые деревья составили 22% всех опор13. Однако использование телеграфа в дальнейшем выявило ошибочность такого подхода. Деревья раскачивались под воздействием ветра, что приводило к многочисленным обрывам телеграфного провода. Уже в первый год эксплуатации линии на участке Кемь – Кандалакша было обнаружено до 40 обрывов провода, не считая тех мест, где обрыва еще не произошло, но прочность провода уменьшилась. Для исправления сложившейся ситуации были проведены работы по обрубке вершин деревьев, с целью предотвратить их сильное раскачивание14.

  Все работы по сооружению линии Кемь – Кола были произведены в 1895-1896 гг. В течение 1895 г. проводились изыскания местности, в том числе при личном участии архангельского губернатора А. П. Энгельгардта. В зимний период была прорублена просека, заготовлены и доставлены телеграфные столбы и необходимые принадлежности. Ввод линии в эксплуатацию состоялся поздней осенью 1896 г., после установки столбов и подвески провода. Впоследствии оказалось, что просека, прорубленная на участке Кемь – Кандалакша, имела недостаточную ширину. Падающие деревья попадали как раз на телеграфный провод, нарушая при этом сообщение по линии. Упавших деревьев было так много, что убирать их своевременно оказалось совершенно невозможно. Так, например, надсмотрщик Ковдского почтово-телеграфного отделения 30 июля 1898 г. обнаружил на протяжении 9 верст 101 упавшее дерево15. Вскоре просека была расширена и сообщение по линии нормализовалось.

 Иного рода трудности ожидали строителей телеграфа на Мурманском побережье. В условиях скалистой, безлесной, местами сильно заболоченной местности предстояло решить две основные задачи: во-первых, организовать заготовку и своевременную доставку телеграфных столбов и принадлежностей и, во-вторых, выбрать оптимальный способ установки столбов на каменистой поверхности.

  Первые изыскания на Мурманском побережье были проведены летом 1894 г. инженером Б. Г. Евангуловым, который, передвигаясь вместе с С. Ю. Витте на пароходе «Ломоносов», осмотрел местность, где предполагалась постройка телеграфа. В августе того же года на Мурман для проведения дополнительных изысканий были командированы механики Архангельского почтово-телеграфного округа И. Ф. Розенталь и Г. Ф. Оттлие. Составленный по результатам этих изысканий проект комиссия при архангельском губернаторе признала необходимым скорректировать таким образом, чтобы телеграфная линия прошла через все важные в промысловом отношении становища16.

  В 1895 г. телеграф соединил г. Колу с Екатерининской гаванью, местом, по мысли  С. Ю. Витте, вполне подходящим для сооружения военно-морской базы17. В течение 1895-1896 гг. были закончены строительные работы под руководством инженера Семеновича на участке от Екатерининской гавани до полуострова Рыбачий и границы с Норвегией. И лишь на восточном направлении – от Колы до становища Гаврилово – телеграфная линия была введена в эксплуатацию в июле 1897 г.

  Доставка телеграфных столбов, изоляторов, проволоки, крюков для береговых участков осуществлялась из Архангельска на пароходах Архангельско-Мурманского срочного пароходства. Но если при строительстве телеграфа от Колы до Екатерининской гавани и частично от Колы в восточном направлении оказалось возможным развозить все необходимое на плотах по Кольскому заливу, то при сооружении линии вдоль морского побережья, не защищенного от волнения во время штормов, такой способ доставки материалов применить не удалось. Рабочим пришлось разносить столбы и оборудование на большие расстояния, доходившие нередко до 15 верст18.

 Для установки столбов на каменной поверхности первоначально предполагалось производить углубления с помощью взрывов. Однако от этого способа, дорогостоящего и опасного, отказались и при строительстве береговых линий устанавливали столбы, обкладывая их разного размера камнями. При этом устойчивость телеграфных столбов вполне обеспечивалась, так что каменную кладку даже не приходилось укреплять цементом, как это практиковалось в Норвегии.

  По плану постройка телеграфа на Мурманском побережье должна была завершиться в 1896 г. Но на восточном участке строителям под руководством механика Капреева окончить работы в срок не удалось. Связано это было, во-первых, с тем, что план для этого участка окончательно утвердили только в феврале 1896 г., отчего просеку пришлось проводить уже летом того же года, одновременно с сооружением телеграфа. Во-вторых, не были предварительно развезены столбы и телеграфные принадлежности, так что этим пришлось заниматься также одновременно с проведением линии. Кроме того, именно здесь условия разноски столбов были особенно тяжелы. В результате, в сентябре 1896 г. произошел массовый отказ рабочих от продолжения работ, и участок Кола – Гаврилово остался тогда незавершенным. Строительство удалось закончить только в июле 1897 г.19

  Таким образом, на первом этапе телеграфного строительства на Кольском Севере в 1895-1897 гг. были построены главные линии, обеспечившие связь уездного центра и большинства промысловых пунктов между собой и с другими поселениями Архангельской губернии и всей России. В то же время телеграфной связью не были охвачены многие становища Восточного Мурмана, где линия оканчивалась в Гаврилово, а также промысловые пункты Беломорского побережья на юге Кольского полуострова. Поэтому на следующем этапе телеграфного строительства, в 1899-1903 гг., были проведены линия Кандалакша – Умба – Кузомень и участок Гаврилово – Восточная Лица.

  В феврале 1899 г. доверенный товарищества «Петра Беляева наследники» А. Ф. Шольц обратился к начальнику Архангельского почтово-телеграфного округа с ходатайством о проведении телеграфа в Умбу и открытии телеграфного отделения при основанном товариществом Умбском лесопильном заводе. При этом Шольц заявил о готовности компании выстроить дом для размещения почтово-телеграфного отделения, а также выделить 300 руб. на расходы по производству изысканий и 5000 руб. – для финансирования работ по постройке линии. Ходатайство доверенного товарищества поддержал губернатор А. П. Энгельгардт, который вместе с тем заявил о необходимости продолжить телеграфную линию до известного своим семужьим промыслом села Кузомени. В том же 1899 г. механиком В. К. Ольшевским были проведены необходимые изыскания местности для линии Кандалакша – Умба – Кузомень20.

  Участок линии от Кандалакши до Умбы был построен Ольшевским летом 1902 г. Работы здесь осложнялись почти непрерывными дождями, в результате которых значительно повысился уровень воды в реках, ручьях и озерах. Кроме того, пасмурная и теплая погода создавала благоприятные условия для комаров и мошки, от укусов которых страдали рабочие. Ежедневно 3-4 человека, изъеденные насекомыми, вынуждены были оставаться в палатках21. Работы по устройству телеграфа на участке Умба – Кузомень были проведены под руководством механика Г. Ф. Оттлие в летний период 1903 г. Особых трудностей при этом не встретилось22.

 Строительство телеграфа на участке Гаврилово – Восточная Лица велось на тех же основаниях, что и сооружение береговой линии западного направления. В сентябре 1901 г. были проведены необходимые изыскания, а летом 1902 г. к месту работ доставлены из Архангельска телеграфные столбы и другое оборудование. Для облегчения труда рабочих столбы были развезены на оленях зимой 1902-1903 гг., благодаря чему значительно сократилась их ручная разноска во время производства работ. Летом 1903 г. построенный механиками В. К. Ольшевским и И. П. Мартьяновым телеграф на участке Гаврилово – Восточная Лица был введен в эксплуатацию23

 Отныне телеграфной связью оказались охвачены все наиболее важные в административном, промысловом и военном отношениях пункты Кольского полуострова. Однако уже в 1903 г. возник вопрос о продолжении Мурманской береговой линии на восток – до села Поной. Архангельский губернатор Н. А. Римский-Корсаков направил в Министерство внутренних дел соответствующее ходатайство, которое было удовлетворено. С помощью новой телеграфной линии предполагалось значительно улучшить условия мореплавания вдоль побережья Кольского полуострова. Направляющиеся в Архангельск суда могли бы заблаговременно получать информацию о движении льда в горле Белого моря, а терпящие бедствие моряки получили бы возможность своевременно сообщать о крушении. Вновь при архангельском губернаторе была создана особая комиссия, а весной 1904 г. даже удалось провести изыскания местности. Все работы предполагалось закончить осенью 1905 г. Но тяжелое внутреннее положение России, связанное с неудачным ведением Русско-Японской войны и революционными событиями 1905-1907 гг., вычеркнуло вопрос о развитии телеграфной сети из числа приоритетных.

 Работы по устройству телеграфа на участке Восточная Лица – Поной были проведены на третьем этапе телеграфного строительства на Кольском Севере – в 1907-1908 гг.

 Постройка линии Восточная Лица – Поной может быть признана, по свидетельству современника, наиболее тяжелой по сравнению с другими участками на Кольском полуострове24. Практически полное отсутствие бухт, удобных для стоянки морских судов, привело к тому, что выгрузка столбов и телеграфных принадлежностей производилась только в четырех пунктах: Восточной Лице, Иоканге, Дроздовке и Поное. Поэтому приходилось развозить все необходимое на оленях на большие расстояния. Стоимость развозки при этом вдвое превышала стоимость самих столбов с доставкой на Мурман. Мерзлый каменистый грунт затруднял установку столбов, а отсутствие достаточного количества мелких камней делало невозможным применение каменных обкладок. Кроме того, местность от Восточной Лицы до Поноя была совершенно ненаселенной, и знающих проводников найти не удалось. Из-за неблагоприятных условий вся местность была разделена на три участка. От Восточной Лицы до Иоканги сооружение телеграфа было поручено механику В. К. Ольшевскому, от Иоканги до Городецкой Сирены – механику Стрелкову, и от Городецкой Сирены до Поноя – механику Г. А. Гусеву. Все строительные работы были закончены в течение двух летних периодов 1907 и 1908 гг.25 Холодная дождливая погода и частые туманы создавали дополнительные трудности для рабочих. С вводом в эксплуатацию линии Восточная Лица – Поной получила свое завершение сеть проводного телеграфа на территории Кольского полуострова.

  Сведения о протяженности отдельных участков телеграфа и стоимости работ представлены в таблице:

Участок

Длина,
верст

Стоимость сооружения, руб.

Кемь – Кандалакша

363

63 712

Кандалакша – Кола

254

52 983

Кандалакша – Умба

112

15 765

Умба – Кузомень

120,5

12 247

Кола – Екатерининская гавань

41

7 552

Екатерининская гавань – Ворьема

198

62 746

Кола – Гаврилово

158

43 926

Гаврилово – Восточная Лица

102

43 010

Восточная Лица – Поной

272,42

69 066

Итого

1 620,92

371 034

  Примечание. Составлено по: Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. 1911. Апрель. С. 450-454.

  Особого внимания заслуживает вопрос о создании и деятельности на Мурмане так называемого «промыслового» телеграфа, представлявшего собой систему получения, передачи, обработки и распространения, с помощью телеграфной связи, промысловых сведений.

  «Промысловый» телеграф был создан весной 1901 г. при Мурманской научно-промысловой экспедиции на средства Комитета для помощи поморам Русского Севера. Учреждение имело следующую структуру. В г. Александровске было организовано Центральное бюро, которое получало по телеграфу сведения из промысловых пунктов Мурманского побережья, Северной Норвегии, Архангельска. Затем полученная информация группировалась и в сжатой форме циркулярно распространялась среди населения. Сбором данных на местах занимались  привлекаемые за небольшую плату из числа местных жителей агенты «промыслового» телеграфа. Агенты должны были своевременно информировать Центральное бюро о ходе рыбных и звериных промыслов, лове наживки, ценах на рыбу и соль, численности прибывающих на Мурман промышленников и судов, несчастных случаях и природных явлениях26. «Промысловые» телеграммы передавались бесплатно. Распространяемые из Александровска сведения на местах наносились на специальные бланки, которые вывешивались, как правило, у входных дверей почтово-телеграфных учреждений27.

  Деятельность «промыслового» телеграфа имела большое значение для мурманских рыбных промыслов. Своевременный обмен информацией помогал промышленникам и торговцам планировать свои операции и приспосабливаться к изменяющимся в течение промыслового сезона условиям. Однако эффективность работы «промыслового» телеграфа все же была довольно низкой. Сохранившиеся в Санкт-Петербургском филиале Архива Российской академии наук, в фонде Мурманской научно-промысловой экспедиции, отчеты и записки о деятельности «промыслового» телеграфа в 1903 и 1905 гг. фиксируют основные недостатки в работе этого учреждения. Во-первых, отсутствовал единый подход к сбору информации на местах и передаче ее в Александровск. Агенты телеграфа редко передавали необходимые сведения, а из отдельных становищ «промысловые» телеграммы порой в течение долгого времени не поступали вовсе28. Многие сообщения из промысловых пунктов, в том числе об уловах, о семужьем промысле, о численности прибывших на побережье промышленников, содержали недостоверные данные29. Агенты зачастую не включали в телеграммы важную информацию: о погоде и природных явлениях, о местонахождении рыбы в течение промыслового сезона, о качестве вылавливаемой рыбы30. Во-вторых, деятельность Центрального бюро не всегда отличалась должной оперативностью. Обработка телеграмм задерживалась и сведения распространялись по становищам лишь через несколько дней после получения их в Александровске. От этого информация во многом теряла свое значение.

  На этом фоне представляется необоснованным утверждение Г. П. Попова и Р. А. Давыдова о том, что «к концу 1901 г. функционирование промыслового телеграфа было доведено до совершенства»31.

  В 1907 г., в связи с отсутствием финансирования со стороны Комитета для помощи поморам Русского Севера, «промысловый» телеграф прекратил работу, но уже с апреля 1908 г. передача телеграмм возобновилась при содействии местной администрации. Обмен промысловой информацией, по-видимому, практически полностью прекратился с осени 1912 г. «Промысловый» телеграф, как учреждение, перестал существовать.

  Подведем итоги. Появление телеграфной связи на Кольском Севере произошло несколько позднее, чем в других регионах Российской империи. По инициативе министра финансов С. Ю. Витте началось строительство первых телеграфных линий на Кольском полуострове. В течение короткого времени в крае была создана разветвленная сеть проводного телеграфа, в результате чего все наиболее важные населенные пункты получили доступ к наиболее эффективному на тот момент виду связи. Особое значение для развития рыбных промыслов имело создание «промыслового» телеграфа, позволившего рыбопромышленникам своевременно получать интересующую их информацию, хотя и далеко не всегда в полном объеме.

  Вместе с тем развитие телеграфа не оказало решающего влияния на экономику Кольского Севера, прежде всего потому, что оно не было подкреплено качественными изменениями в других отраслях инфраструктуры. Строительство железной дороги, современного морского порта на Мурманском побережье – все это оставалось лишь в проектах вплоть до начала Первой мировой войны.

Кирилл Белоусов, генеральный директор
ООО "Инфопоиск"

Опубликовано в журнале: История науки и техники. 2009. № 8. С. 2-9.


1. Высоков М. С. Электросвязь в Российской империи от зарождения до начала XX века. Южно-Сахалинск, 2003; Попов Г. П., Давыдов Р. А. Мурман: Очерки истории края XIX – начала XX в. Екатеринбург, 1999.
2. Высоков М. С. Указ. соч. С. 136.
3. Государственный архив Архангельской области (ГААО). Ф. 1. Оп. 5. Д. 1025. Л. 1. 5-8.
4. Текст доклада см.: Витте С. Ю. Собрание сочинений и документальных материалов. Т. 1. Кн. 2. Ч. 1. М., 2004. С. 474-487.
5. Там же. С. 479.
6. Энгельгардт А. П. Русский Север. Путевые записки. СПб., 1897. С. 15-16.
7. См., например: Кушелев В. Л. Мурман и его промыслы. СПб., 1885. С. 238-239, 254; Островский Д. Н. Очерк торговой и промышленной деятельности русских на прибрежьи Северного океана. СПб., 1891. С. 24-25; Шейн С. О. О Мурмане и его промыслах. СПб., 1893. С. 16, 44-45.
8. Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. 1888. № 12. С. 579-581.
9. Официальные документы конца XIX – начала XX вв. в состав «Мурманского телеграфа» включали как линию Кемь – Кола, так и телеграфные линии на Мурманском побережье.
10. Там же. 1911. Февраль. С. 40.
11. ГААО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 177. Л. 30.
12. Государственный архив Мурманской области (ГАМО). Ф. 6 и. Оп. 1. Д. 72. Л. 5 об.
13. Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. 1911. Январь. С. 46.
14. Там же. С. 46-47.
15. Там же. С. 55.
16. Там же. Февраль. С. 185-189.
17. Витте С. Ю. Воспоминания. Т. 1. С. 398; Он же. Собрание сочинений и документальных материалов. Т. 1. Кн. 2. Ч. 1. С. 483-485.
18. Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. 1911. Февраль. С. 203.
19. Там же. Март. С. 355.
20. ГАМО. Ф. 6 и. Оп. 1. Д. 87. Л. 16; Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. 1911. Март. С. 357.
21. Почтово-телеграфный журнал. Отдел неофициальный. 1911. Март. С. 360.
22. Там же. С. 361-362.
23. Там же. С. 364-366.
24. Там же. 1911. Апрель. С. 445.
25. Там же. С. 446.
26. Брейтфус Л. Л. Инструкция агентам Мурманского промыслового телеграфа. СПб., 1905. С. 3-11.
27. Почтово-телеграфная статистика за 1901 год. СПб., 1903. С. XXXVII – XXXVIII.
28. Санкт-Петербургский филиал Архива Российской академии наук. Ф. 269. Оп. 1. Д. 5. Л. 56-57; Д. 97. Л. 9-10.
29. Там же. Д. 5. Л. 57-58; Д. 97. Л. 9-10.
30. Там же. Д. 97. Л. 10-12.
31. См.: Давыдов Р. А., Попов Г. П. Указ соч. С. 184.